23:12 

Адресное, но без конверта

Anshi
I will be the sun again
Даже не знаю как начать... Мы никогда не были близки с этим человеком, мы даже не друзья. Просто однажды мы встретились и этот человек был добр ко мне в тот раз, и во все последующие. Он мне очень полюбился, я восхищаюсь его творчеством, его работой над собой, его стремлением быть, а не казаться. Иногда его заносило, но он сам по себе такой: романтичный и немного пафосный, головой в облаках, ногами по траве шуршит, странный, ни добрый, ни злой, но сильный и заботливый.
Когда я впервые увидела его, этого человека, мысли мои были сильно спутаны. Я даже не могу точно вспомнить, было это в первый мой приезд в Питер или во второй. Только помню на нём богинически красивый плащ и крайне неуместное кружевное жабо.
В целом жабо это ему очень шло, но посреди машин и мокрых курток смотрелось оно странно. Я была больна и под страшнейшим газлайтингом, а он молчал и мило улыбался. А потом, когда все повели себя немножко по-скотски, он единственный, кто поделился со мной зонтом под холодным питерским небом. С тех пор я его полюбила, этого человека.
Мой портрет, нарисованный им, я храню до сих пор как дорогой подарок, никому его не показываю. Не люблю делиться сокровенным.
Рисунок, что я когда-то отправила ему в подарок, был моим последним. С тех пор я ни разу не притронулась к цветным карандашам.
Прошло больше десяти лет с момента нашей первой встречи, но мои чувства к этому человеку крепнут не смотря на то, что мы ничем их не питаем. Наши миры очень далеки друг от друга, между нами очень сложные обстоятельства всяких взаимосношений. Между нами - мы, со всем своим ледяным молчанием и мизантропией.
Можно ли так сильно любить не близкого человека?
Весь последний год я тихо сходила с ума от беспокойства. Все мне говорили, "да ты чё! Там пони срут радугой!", а я молчала, потому как пони обычно срут другим.
Уже много лет я не верю в романтику, лакшери и "всё ок, норм". Не верю в то, что показывают, не верю в то, что хотят показать. Зато верю в черно-белые фото, в язык тела, в мысли между строк, в перверзных нарциссистов верю, из конца-то в конец!
Когда всё только начиналось, я была безумно счастлива, а после недавних его записей я уже вторую неделю плачу. Ухожу в ванну и тихо всхлипываю, вот сейчас опять весь стол залила, пока Мики дома нет. Особенно стрёмно, когда накрывало на работе. Приходилось всё спирать на аллергенный тополиный пух. Сейчас пух кончился - не знаю, как буду объясняться. Не могу же сказать: товарищи сотрудники, это просто слёзы отчаяния, не обращайте внимания, пожалуйста. У меня дорогой человек на другом конце страны страдает от депрессии, а я его даже за руку взять не могу, поэтому сейчас залью вам весь кабинет соплями.
Ах да, у меня же ещё и кишка тонка, чтобы ему письмо написать. Поэтому я пишу в дневник, в надежде, что он эту запись найдет и я буду счастлива. Впрочем, я буду счастлива если он её и не найдет, потому как нет ничего хуже, чем лезть в чужие дела. Но было бы здорово, если бы этот дорогой человек узнал, что есть кто-то, кто его очень любит.
Хороший этот человек или плохой, умный или глупый, счастливый или грустный, здоровый или больной, откровенный или молчаливый, талантливый или посредственный - он любим. Он любим, что бы он ни сделал, кем бы ни был, чего бы ни хотел, кого бы ни любил, во что бы ни верил, что бы ни говорил. На свете есть кто-то, хотя может нас и много, кто любит его просто так, не взирая ни на что, не желая ничего в замен, просто радуясь его существованию.
Незримо сопереживая твоим переживаниям, радуясь твоим радостям, гордясь твоими достижениями. Ты можешь тысячу раз забыть обо мне, это не помешает моим чувствам и горячему желанию сделать хоть что-нибудь для тебя, дорогой человек.

Дорогой мой человек, ты никогда не был одинок, рядом с тобой всегда кто-то мысленно трется. Это я)

@темы: По вынесенью приговора мы вылетаем в три окна, Нашить платков побольше, Мракобесия

URL
   

Записки в оранжерее

главная